?

Log in

No account? Create an account

Модернизация! Взгляд изнутри.
shnor_yv

            У Русских есть все, чтобы провести модернизацию, которую заказал Дмитрий Медведев. Пишу это почти непредвзято, т.к. являюсь наполовину немцем, достаточно посмотреть на мою фамилию.

Уже 10 лет наблюдаю как умные, и амбициозные молодые люди приходят в компанию с желанием сделать что-то грандиозное. Написать большие и сложные программы, способные выполнять много рутинного труда, освободить людей для более интересной и важной работы. Да и я был в точности таким, энтузиастом, готовым работать и учиться круглые сутки т.к. наша работа интересна. Мы пережили несколько революций компьютерных технологий за двадцать лет, и процесс бурного развития еще продолжается, он не останавливается ни на день.

Однако когда программист набирается опыта, он неизбежно начинает искать возможность уехать. В лучшем случае в Москву. А там и дальше, в штаты, в силиконовую долину.

Почему так происходит, ведь зарплата специалистов неуклонно растет?

Проблема здесь не только в заработках! Давно известно, что на мотивацию работников интеллектуального труда влияет сложность и, если хотите, интересность задач, которыми они занимаются. Обеспечь программисту необходимый минимум и дай интересную задачу, и он даже не будет задумываться о зарплате. В то же время и при высокой зарплате, но неинтересной задаче специалист будет неудовлетворен.

Почему же специалисты уезжают? Почему нет интересных задач?

Ответ прост. Сложные задачи пока не востребованы рынком. Это связано со многими причинами, в  том числе с тем, что редкий предприниматель готов инвестировать в свой бизнес средства с длительным сроком окупаемости. А автоматизация дорого стоит и не может окупиться мгновенно.

Наш классический клиент, если это не крупная госмонополия, найдя свою нишу, стремится как можно больше взять от бизнеса, при минимуме инвестиций в развитие. При минимуме затрат. Только конкуренция вынуждает клиента задумываться об эффективности производства, но и там зачастую проще “уронить” компанию с долгами и начать бизнес в новом чистом поле. При этом дети учатся в Англии, а если доходы поменьше, то в Новой Зеландии, а на пенсию присматривается домик, где-нибудь, хотя бы в Болгарии. Такому предпринимателю нужна автоматизация только основных, самых примитивных бизнес-процессов: продажи, складской учет, скидки, бухучет. Мало, кто ставит экономические задачи, и практически нет задач по управлению сложным производством, как впрочем, кануло в лету и сложное производство, машиностроение. Осталось только добыча, добыча, добыча, впрочем, здесь как раз обосновались крупные госмонополии.

Автоматизация крупных госмонополий – отдельная тема. Оборудование, как правило, изношено до предела. Последние серьезные инвестиции в обновление и ремонт проводились еще в советские времена. Зарплата персонала низкая. Один знакомый финансовый директор сказал: “Вот вы научите наших бухгалтеров работе в новой программе, и они уйдут в коммерческие структуры на более высокую зарплату. Учить людей мы не будем”. Мне это напомнило родной советский союз, с закрытыми границами и переполненными лагерями.

Бюджетный сектор. Потеря экономических ориентиров. Эффективность и рентабельность если и учитываются, то на одном из последних мест. Освоение бюджетов, квот, ставок, конкурсов, подставные аукционы, а также тонкий расчет при распределении откатов – вот где пригождается недюжинный интеллект современного русского предпринимателя и его дипломатические способности. Автоматизация здесь ограничивается, увы, банальным учетом.

 Чем же помогает нам государство на пути модернизации? Строит Сколково.

Видимо, чтобы удержать хоть часть специалистов там, завалив их деньгами и интересной работой.

А ведь модернизация пойдет повсеместно и сама собой, если хотя бы чуть-чуть улучшить ситуации с коррупцией, двойными стандартами, рейдерством. Если слово “Предприниматель” наконец перестанет употребляться по первому каналу и НТВ как ругательное. Если станет выгодно выстроить долгосрочный эффективный бизнес и передать его сыну. Чтобы его не могли отобрать влиятельные силовики. Если госкорпорации попадут в конкурентную среду, в которой уже находится малый и средний бизнес.

У нас есть ресурсы модернизировать такой бизнес. Пока есть.


Выезжать за стоп-линию – вульгарно!
shnor_yv

      Недавно поймал себя на мысли, что жизнь в родном городе становится лучше. Пока эти изменения едва уловимы. Я был поражен, когда увидел полный зал в Доме кино на демонстрации весьма сложной авторской картины о диктатуре «Волна» . Картина была без синхронного перевода, только с титрами и просмотр требовал большого внимания. Но весь зал смотрел, затаив дыхание. В конце все встали и долго хлопали.

      Однажды утром, подъезжая к перекрестку, я увидел, что одна из машин остановилась перед стоп-линией. Как правило, все водители проезжают далеко за стоп-линию и останавливаются вплотную перед перекрестком, чтобы стартовать на едва загоревшийся желтый свет. Встречаются лишь единицы, которые соблюдают правила. Не то чтобы это очень удивило меня, просто я узнал машину своего друга. У него очень приметный французский автомобиль.

      Тут же вспомнил наш недавний разговор с ним. Стыдно сказать, но я в том разговоре с другом пожаловался на жизнь. Что-то вроде того, что бизнес мой не очень нужен государству, выстроенному для экспорта сырья. И вроде надо уезжать, но время потеряно.  А он мне в ответ: «Если не можешь изменить весь мир, делай его лучше хотя бы вокруг себя».

      Борис Стругацкий считает, что если из истории выкинуть несколько сотен, ну может быть несколько тысяч человек, то мы окажемся в каменном веке. Мне всегда было интересно, кто эти люди, и как они влияют на общество? Безусловно, в первую очередь это  люди науки и искусства. Но в современном обществе, уверен, это еще и люди бизнеса. Люди, которым удалось выстроить компании в условиях нестабильных рынков и меняющихся общественных ориентиров. Создавать команды энтузиастов, задавать им единые цели и добиваться успеха.

      Примером построения блестящей команды для меня был опыт одной из красноярских типографий.  Единство команды учредителей, каждый из которых взял себе один из ключевых участков, транслировалось всему коллективу. Коллективу, который стал быстро прирастать молодыми активными людьми. Даже в самые сложные времена 90-х, когда компания, в силу разных причин,  работала без основного своего атрибута – офиса. Люди работали на дому, без контроля, на сознательности и энтузиазме. И компания, действительно, росла как на дрожжах, прощая многие финансовые ошибки  и не всегда удачные эксперименты.

Блестящей идеей  руководства, на мой взгляд, являлось создание условий для самореализации активных молодых людей. А общий  успех уже складывался из успеха каждого члена команды, а также из способности руководителей держать обещания перед командой и мудростью разделить результат успеха со всеми.

      Почему бы теперь этим людям не попытаться задать обществу новые ориентиры, пусть даже самые простые. Например, примитивное соблюдение правил дорожного движения. Как? Собственным примером. Ведь автомобиль, останавливающий на перекрестке перед стоп-линией сегодня производит на окружающих почти такое же сильное впечатление, как ДТП. Сегодня он вызывает недоумение, а завтра, если их будет десять, уже желание выделяться и делать также.

      Теперь, останавливаясь на перекрестке у стоп-линии и ловя недоуменные взгляды окружающих, я получаю удовольствие.  И, по-моему, нас таких становится все больше и больше. Выезжать к самому перекрестку это – вульгарно.